понедельник, 15 октября 2007 г.

Вести с полей - 4c, Гариб, Дубурса, Камароб

Не пугайтесь этого последнего отчета в сентябрьской трилогии. Вашим палочкам и колбочкам не грозит переутомление, и по его прочтении у вас будет целый месяц передышки перед тем, как вы получите, а мы пошлём очередную россыпь бессвязных фраз про водные упражнения далеко-далеко.

001Солнце было уже высоко, когда мы слезли с наших коней в последней долине, которую мы планировали изучить. Когда все стаскивали с себя сплавное для того, чтобы отправиться в город за едой и транспортом вверх по долине, шейная манжета на куртке Мидди разлетелась пополам. Эта резиновая манжета - жизненно важная вещь, которая не позволяет ледяной воде заливаться внутрь на каждом пенном валу. На тот момент это было просто неприятно, но совершенно неприемлемо для суровых условий нашего предстоящего путешествия через горы Памира.

Мы погрузились на небольшой Жигуль, который, как обычно, постоянно перегревался, и на закате покатили вверх по долине Сарбога. Но после того, как её кардан пересчитал несколько несколько камней, сия колесница закончила свой земной путь. А мы были еще в нескольких км от слияния речек Гариб и Дубурса. Но мы расслабились на эту тему, когда в 20 метрах обнаружили идеальное место для стоянки. Рассматривая долину, Саймон позвал нас, чтобы показать медведя, который кормился на той стороне речки. Водитель отбыл, бросив напоследок: "Вы же ведь знаете, что медведи умеют плавать?". Этой ночью мы постоянно слышали какие-то шорохи. Для безопасности мы спали в густых зарослях - ведь густые заросли в 3 метрах от нашей еды - это, конечно, безопасно.

006На следующее утро мы дошли до слияния, пересекли реку по трём тросам, которые послужили нам заместо моста, и разделились на два дня для пешего просмотра. По плану Саймон и Эндрю должны были подняться до Гариба и разделиться для разведки двух притоков, а Мидди должен был осмотреть Дубурса. Но, как оказалось, троп там не было. Колючки, распадки, скальные стены и тросовые переправы позволили Саймону и Эндю пройти только 10 км вверх по Гарибу, несмотря на то что они ломились целый день. Сталин выселил людей из долины Дубурса, и по тропам осталась ходить лишь местная живность. Мидди преуспел немногим больше, пройдя 13 км. Причина, по которой Мидди смог продвинуться дальше, стала ясна следующим утром, когда у него не осталось никаких заблуждений по поводу того, кто же наделал ароматные кучки на тропе и в заброшенной деревне, где он ночевал. Через две минуты ходьбы по утру Мидди и медведь столкнулись нос к носу на высоком утёсе над рекой - в 6 метрах друг от друга. Оба испугались до смерти. Медведь оказался весьма здравомыслящим и рванул вверх по склону, тогда как Мидди остолбенел, как олень в свете фар, прямо посреди колючек. Очевидно, теория Дарвина не сработала в тот день. Мидди пошёл назад с ещё большей поспешностью и нервным тиком - постоянно оглядываясь назад через плечо.

003Вернувшись в лагерь, мы единогласно решили занести лодки на несколько километров вверх по каждой речке и сплавится по порогам около устьев. Саймон и Эндрю видели ещё 10 км просто фантастического сплава, но на это требовалось несколько дней, которых у нас не было. Вероятно, дальше вверх по обеим рекам имеется куча замечательных порогов. Мы как-то размечтались об этом, наслаждаясь последними лучами послеполуденного солнца, а Мидди пытался отремонтировать порванную манжету с помощью куска велосипедной камеры и клея.

Около 9 часов утра мы сложили наш лагерь, спрятали снаряжение и с пустыми лодками пошли наверх. Мы дошли до слияния за 45 минут, и, как нетерпеливые дети, заспорили, какую реку проходить первой. Даже серое небо и накрапывающий дождь не могли ослабить нашего воодушевления. Мы траверснули на тот берег и продолжили путь вверх на Гарибу, чуть более неотразимой из двух речек. Мы достаточно долго упирались на крутых, осыпающихся склонах по всё более и более ухудшающейся тропе, и всё для того, чтобы добраться до начала великолепного участка типа плёс-порог. C помощью четырех рук, растягивающих шейную манжету из камеры, Мидди вылупился на свет, где, как он надеялся, ему будет тепло и сухо.

004Первый слив был быстрой и узкой S-образной дугой, с большой подушкой от еще большего камня, отбрасывающей лодку сильно налево. Эндрю прошел прямо, а Саймона и Мидди занесло в бурлящее улово слева перед окончанием S. Следующий порог состоял из 3 этапов - буфнуть с полутораметровой ступеньки в начале, разгнаться по водоскату в середине и, наконец, фигануть 4-метровый почти вертикальный водопад. Если бы занести лодки назад было бы хоть немного попроще, мы бы могли кататься по этому порогу целый день. Последний порог, который стоит отметить на этом участке был ещё один S-образный: жёсткий буф влево, чтобы объехать немного подмытый валун, и затем через узкий левый проход вокруг камня, почти целиком подводного. Несколько сотен метров булькотени после него, и мы у входа в километровый каньон.

008Стены сужались, и связка из трёх обязательных к заходу уловов позволила нам вылезти перед тем местом, где река исчезала под массивным камнем-затычкой. Быстрый обнос вокруг этого ужасного, отвратительного препятствия привёл нас к сердцу каньона. Две ступеньки поперёк всей реки доставили нам развлечений. Нижняя была особенно пикантна - слив был подпёрт стенкой и мощной подушкой. Спокойная вода ниже позволила нам улизнуть из каньона, а потом река опять стала игривой.

010Оставшиеся 2 км до слияния речек были заполнены буфами, разворотами у камней и множеством улыбок. Мы остановились у слияния и траверснули через речку Дубурса к началу нашего второго этапа на сегодня. После оживлённой прогулки мы встали на воду чуть выше пешеходного моста (получше тросов, на этот раз). Хотя Дубурса и послабей Гариба, она тоже была буфовой речкой. Кажется, в каждом пороге встречались вертикальные сливы, и даже если это меньше метра - всё равно это было море удовольствия. Все кончается слишком быстро - и мы вновь приплыли к слиянию речек.

011Сарбог с суммарным расходом обеих рек предстал перед нами мощной рекой с достаточно большими валами и бочками, сильными струями и хорошими уловами за большими валунами. После места, где мы подобрали наше снаряжение, река успокоилась, и наш сплав до Камароба был умиротворяющим.

В месте слияния с Камаробом, мы только начали было вялый процесс приготовления ужина под дождем, как Мухаммед Азир, парень нашего возраста, пригласил нас к своему столу. Мы приняли приглашение без особых раздумий и некоторое время спустя оказались в его гостиной, окруженные коврами, поедая плов и смотря ДВД с его свадьбы. Плов (любимая национальная смесь риса и жира) был так себе. Но даже средненький плов представляет собой значительное улучшение качества жизни, когда холодный дождь стучит за окном.

Вернувшись к нашим лодкам, мы обнаружили, что детишки навели "порядок" в наших вещах. Они переворошили все без исключения и разлили наш сок в герме Саймона. Невероятно, но несмотря на то, что можно было спереть кучу всяких штучек, у нас ничего не пропало. Облака разошлись, и луна, как мрачный фонарь, освещала свежевыпавший снег в горах, с которых мы только что спустились.

005Поутру мы поймали грузовик с углем, идущий в долину Камароба. Река была неинтересна для нас. Там, где даже самому оптимистичному человеку, разглядывающему карту, не могло представиться более никаких порогов, мы оставили наши лодки и проехали последние несколько километров до лагеря угледобытчиков. Там мы встретили Вильяма, 26 летнего британца, который руководил шахтами и разными другими предприятиями по всему Таджикистану последние 8 лет. Мы провели остаток дня за пивом, любуясь речкой, а кошмарно холодным вечером готовили рыбу с жареной картошкой, которые были жирными и действенными.

Мало что стоит сказать о реке Камароб. Малый расход. 20 м/км. Падение постоянное, речка мелкая, препятствия слишком малы, чтобы доставить неприятности. Первым выделяющимся событием была короткая остановка для покупки меда у пасечника в подарок. Вторым было слияние с Сарбогом. Мы проплыли остаток Сарбога и встали, чуть не доходя до его устья. На следующий день мы съездили с Вильямом в Душанбе. Мы триумфально попировали там, а потом и продолжили в том же духе. Как-то в ходе нашего обжорства Саймон сделал открытие, что мороженное можно купить подешевле, если брать сразу килограмм. И это все кардинально изменило.

014Г-н и г-жа Кара Вельд (Kara Weld) из Immersion Research совершили невообразимое и отправили по DHL так необходимый нам драйтоп и теплые поддевки на замену тех, что немало пострадали от повсеместного таджикского песка. Теперь Мидди может отправляться на Памир, и у нас есть свеженькие таджикские визы. Мы ждем только перерегистрации и пропусков в Горный Бадахшан (ГБАО). Как только они появятся, мы отправимся на восток чтобы проплыть по легендарным рекам, прорывающимся через коллосальные каньоны на Крыше Мира.

Комментариев нет: